жоли смотрит гли
питер пэн требуют наши сердца.
Фандом: Философы, Отверженные (кроссовер)
Категория: джен
Рейтинг: G
Размер: мини (1590 слов)


По условиям эксперимента, в бункере одновременно могут находиться десять человек, не больше.
Впрочем, в бункере может находиться и меньше десяти человек, потому как тогда запасов еды и кислорода хватит чуть на большее время, а при условии того, что как минимум одна женщина в бункере должна произвести на свет ребёнка, это было бы ценно. Об этом говорит Жоли и как-то очень тоскливо оглядывает всех своих друзей, кажется, уже заранее понимая, что для него этот эксперимент закончится не слишком хорошо.
Идея состоит в том, чтобы представить себе условия апокалипсиса и решить что будет полезнее во время заключения в бункере и что будет полезнее после того, как мир погибнет, а десять человек внутри окажутся единственными кто жив в этой стороне света.
Они рассматривают ситуацию так, как если бы всё случилось уже сегодня, потому что это даже интереснее, чем представлять себе какое-то несбыточное будущее, к которому что-то могло бы измениться.
1.
Первым, единогласно, выбирают Комбефера.
Он не отказывается, потому что это не разумно. Не потому, что он слишком много о себе думает, но потому, что он правда многое знает, и потому что он врач. Кроме того, он врач, который способен мыслить здраво и холодно, не бояться болезней, которым не будет места в замкнутом пространстве, и рассматривать каждый случай в зависимости от его серьёзности.
Он смотрит в глаза Жоли, пытаясь этим взглядом извиниться, но Жоли только улыбается и пожимает плечами, приобнимая за плечи Боссуэ, как бы говоря "да мне и тут неплохо, хоть и ненадолго". Ни Жоли, ни Боссуэ не тешат себя надеждой на то, что они получат одно из спасительных мест в бункере, и ни один из них не решается стереть улыбку с лица, потому что они всегда были такими - слишком жизнерадостные для своего состояния: для своих неудач, для своих болезней.
- Кроме того, - уточняет Жоли, когда его кандидатура всё-таки звучит, - у меня есть подозрение, что порез, который я получил на этой неделе, разбирая препараты, может плохо сказаться на моем здоровье, и я только наврежу всем в бункере.
И Жоли и Боссуэ точно знают, что это не так, но это даёт остальным возможность спокойно вздохнуть, чувствуя, что горе-доктор взял эту ответственность на себя, хотя у него и дрожат руки с такой силой, как если бы всё это было всерьёз.
2.
Может быть, это и странно, но вторым выбирают Фейи. Может быть, конечно, он и веерщик, но он умеет работать и он знает несколько языков, а там, в новом мире, где их страна будет представлена только составом этих десятерых, это будет довольно ценно.
3.
Следом за Фейи, звучит кандидатура Баореля. И все одобряют её.
Не потому, что он хороший парень, что он способен драться или по какой-то подобной причине. Всё опять же, в высшей степени практично, поскольку он сильный, да и он точно сможет помочь отстроить новый мир - в этом не сомневается никто, кроме, кажется, самого Баореля, но его уже не слушают - с ним вопрос решён и у них не так много времени, чтобы бессмысленно спорить.
4-6.
Мюзикетта, Эпонина и Азельма считаются однозначно подходящими в целях продолжения рода.
Пусть даже Азельма младше всех студентов, в силу того, что является младшей сестрой Эпонины. Почему-то всем кажется разумным сохранить её жизнь, тем более что все как-то привязались уже к обеим оборванкам, да и навыки выживания у Тенардье определенно лучше всех, так что они помогут, кроме того, чему-то их можно будет научить - они вообще очень способные.
Мюзикетта, прежде чем перейти на сторону "спасшихся", расцеловывает Боссуэ и Жоли, словно бы прощалась с ними на самом деле, а не в рамках этой странной игры разума. Она-то и вызвалась научить всему, что знает, оставшихся девочек. "Её мальчики" не хотят отпускать её, даже не пытаясь никого обмануть, что это "для её блага", но всё же не могут лишить её этого шанса, так и оставаясь вдвоём, как будто бы немного против всех.
7.
Козетта и Мариус отчаянно не хотят расходиться. Да что уж там, ни один из них не хочет даже участвовать в этом, но в итоге, почему-то, Козетта сдаётся, присоединяясь к остальным девушкам их "бункера", по ту сторону от столов, являющихся разделительной полосой между теми, кто остаётся в Мюзене умирать, а кто спасает свою жизнь для прекрасного будущего в мире, где ничего этого. уже не останется.
8.
Как в списке оказался Курфейрак не заметил никто - просто, видимо, без него не могло обойтись даже выживание, и уж тем более продолжение рода. На самом деле это даже хорошо, потому что Курфейрак всегда был одним из тех немногих, кто мог найти в любой ситуации подход к любому из друзей. Он же был одним из тех, кто всегда знал, как лучше наладить контакт между друзьями, если они не понимали друг друга и даже если это не пригодится в мире будущего, то уж в этот год в бункере точно будет не лишним.
9.
Гавроша берут не за то, что он Тенардье, хотя бы потому, что тогда он бы очень разозлился, а в этом обществе не любят злить Гавроша. Его берут даже не за то, что он самый младший, а значит, ему точно лучше быть там, коль уж он скорее всего проживёт дольше всех и сможет помочь людям нового мира, когда они появятся. Впрочем, нет, именно поэтому. Из всех друзей азбуки, что ещё имеют шанс спастись в идеальном мире, он имеет больше всего качеств, которые по-настоящему пригодятся и пусть он пытается быть храбрым и решительным, его просто толкают на ту сторону, а там уже его просто не отпускают от себя.
10.
Последнее место для спасения слишком важное.
Осталось слишком много людей и слишком мало возможностей спастись.
"Поэт - это прекрасно, но вряд ли это поможет нам в новом мире, Жеан" - тихо говорит Козетта, от которой никто и не ожидал такого. Мариус очень надеется на то, что она, такая неожиданно решительная и сильная, попросит это место для него, но она ничего не добавляет, только смущенно улыбается, когда все признают, что Жан Прувер не спасётся, за него были только Гаврош, Курфейрак и Баорель и это даже немного больно, но он храбрый и он встречает свою судьбу так же спокойно, как это уже сделали двое его друзей, к которым он и садится.
За тем же столом сидит и Грантер - его кандидатура не прозвучала ни разу, но это никого не удивляет, потому что наряду с поэтом, тому миру не понадобится и художник, особенно с пристрастием к вину, которого будет не найти, и к цинизму, который вряд ли поможет выжить.
Анжольрас смотрит по сторонам, в том числе на Мариуса, который, кажется, единственный не теряет надежды. Он и так живёт в каком-то своём, ином мире, и Анжольрас почти готов отдать ему это место, или же кому-то ещё, из тех, кто сидит в этот вечер с ними, но Комбефер протягивает ему свою ладонь с той стороны. Он делает это не потому, что Анжольрас - его друг, но по той причине, что всем им понятно, что это место - его, и ничье больше.
- Этому миру нужен лидер. - Комбеферр улыбается и старается не смотреть на тех, кто остаётся в той части, где сидят "смертники"
- Кто если не ты?! - спрашивает Азельма, смешно наклоняя голову. Кажется, она из тех, кто еще не полностью уверился в том, что даже в случае смерти всего живого, Анжольрас никогда не посмотрит ни на одну девушку. Но, всё же, свои слова она говорит искренне и имеет в виду только то, что произносит.
- Я не могу поставить свою жизнь выше, чем жизни тех, кто стоит сейчас рядом со мной. - Анжольрас говорит это так правильно и серьёзно, что никого не удивляет то, что от стола "умирающих" слышится хохот.
- Анжольрас, не смеши людей. У тебя есть шанс построить идеальный мир! - Грантер говорит то, что не решается сказать едва ли не каждый второй, но сейчас его поддерживают те, кто мог бы спастись сам за его счёт, не будь они такими же приторно правильными.
- Это то, о чём ты всегда мечтал, Анжольрас, разве не так? - спрашивает Прувер как можно мягче, потому что он знает, что приказывать их лидеру - это лучший способ заставить его поступить иначе.
- И, в конце концов, именно за тобой пойдут люди, так что...действительно, не делай глупостей... - как-то очень смело вступает Жоли
- ...оставь это дело нам. - заканчивает за него Боссуэ, поднимая бокал, и, переведя взгляд с Анжольраса на Мюзикетту, забавно подмигивает ей, будто напоминая обо всех глупостях, виной которым был он, она или их чудной друг, что сидит сейчас рядом с Леглем.
И Анжольрас очень хочет возразить, но теперь отходит даже Мариус, а Курфейрак, так же как и его друг прежде, протягивает ладонь Анжольрасу. Потому что они втроём действительно те люди, которые могут помочь новому миру стать идеальным.
Анжольрас уходит и их бункер закрывается.

Жоли, Боссуэ, Прувер, Мариус и несколько человек, чьи имена не имеет смысла раскрывать, в силу того, что тогда придётся говорить о них хоть что-то, а говорить о мёртвых плохо неэтично, даже не пытаются спастись. Впрочем, нет, трое молодых людей в тёмном, которые старались незаметными оставаться вдали от разборок, просто уходят из кафе, тем самым пытаясь показать, что и от конца света они бы спаслись так же легко, но в сознании тех, кто остаётся, их просто убивает чуть раньше. А те, что оставались последними, вместе со случайными гостями, остаются.
И каждый человек очень надеется на то, что смерть будет милосердна и легка. И никто не верит в это в полной мере.
Напоследок Анжольрас встречается взглядом с Грантером и видит в его глазах боль, вместо тумана от опьянения, к которому так привык. И противный комок появляется в горле, от которого хочется кричать.
Но лидер всегда остаётся лидером, он нажимает на рубильник и отрезает их от внешнего мира окончательно.
Чтобы через год появился новый, идеальный мир, который они, конечно же, сделают таким.

@темы: G, джен, мини, фанфикшен